психолог-психоаналитик, сексолог

На ком лежит ответственность за плохой секс?

В моей практике часто встречаются жалобы на плохой секс, а потом оказывается, что причина неудовлетворенности сексом кроется не в самом сексе, а в том, что люди ощущают неудовлетворенность своих базовых потребностей, и это тормозит их сексуальность.

Нередко можно увидеть пару, в которой у одного из партнеров есть одна или сразу несколько проблем: расстройство пищевого поведения, депрессия, тревога, отсутствие базовой безопасности, усталость – все идет рука об руку, и трудно понять, что здесь первопричина.

Например, недавно пришла молодая пара: муж привел жену, жалуясь, что у той снизилось либидо и она не хочет секса, а он хотел бы, чтобы она занималась им с удовольствием. Оказалось, что девушка три года лечится от тяжелой депрессии, живут они в коммуналке,муж не зарабатывает, на ней обеспечение семьи, а работает она на стрессовой работе.

В подобной ситуации меня иногда спрашивают: «На ком лежит ответственность за то, чтобы исправить положение? Если у одного из партнеров есть проблемы с жизненно важными потребностями и именно он из-за этих проблем не хочет секса, то кто должен заниматься решением – партнер с проблемами или тот, который страдает от недостатка секса?»

В любом случае, подход «у меня поломался партнер, давайте его починим» никогда не бывает продуктивным.

Нельзя воспринимать другого как машину по выдаче секса и возлагать на него дополнительную вину за то, что он не хочет. Это приводит лишь к усилению стресса. В таких случаях я веду работу над тем, чтобы увеличить у партнера эмпатию, и прошу проанализировать жизненные обстоятельства: как можно разгрузить другого человека, которому и так тяжело.

Кстати, интересная гендерная особенность: когда у женщины снижается либидо, мужчина говорит: «Давайте сделаем что-нибудь с ней», когда у мужчины – то приходит женщина и просит: «Сделайте что-нибудь со мной» или «Что мне надо сделать, чтобы он меня захотел». Оба подхода не верны.

Да, мы сами несем ответственность за свою сексуальность, моя ответственность – знать, что мне нравится, говорить об этом партнеру, заниматься своим здоровьем, пойти к психотерапевту или психиатру. Но ответственность не значит обязанность. Если я не испытываю удовольствия, это не значит, что я виновата перед партнером. Я могу с этим что-то сделать, если захочу. А если не хочу – могу и не делать.

Если в ответ на все наши инициативы и попытки поправить дело слышится: «Нет, не хочу, отстань», то надо принять тот факт, что мы не можем причинить партнеру добро помимо его желания. Мы можем помогать, разгружать, беречь, брать на себя часть работы по дому, взять на себя более активную роль в сексе, но не можем насильно накормить человека антидепрессантами, оторвать от онлайн-игр или заставить уйти с изматывающей работы на более щадящую.

Вопрос в этом случае – что выбираем мы сами. Спросите себя: «Что я буду делать, если ничего не изменится? Осознаю ограничения нашей пары и останусь – или уйду, чтобы искать другую жизнь?»

Секс – это коммуникация. Даже серьезную беду можно поправить, если научиться лучше общаться в паре.