психолог-психоаналітик, сексолог

Сексуальная фиксация

При воспитании ребенка родители должны понимать, что каждая стадия сексуального развития является нормальным физиологическим процессом. Родители должны иметь большой такт и терпение на каждой стадии и терпеливо помогать детям в их развитии.

Приблизительно с 10–11 лет ребенок входит в подростковый возраст. Психосексуальные ориентации, сформированные в предыдущие годы, начинают определять выбор объекта влечения, особенности того, как это влечение будет реализовываться, и действий, которые будут обеспечивать половую жизнь и т.п.

Постепенно у ребенка возникает желание дружить, в том числе и с представителем другого пола. Задача родителей – не препятствовать реализации этой потребности. Ребенок должен научиться самостоятельно выбирать себе друзей, выстраивать с ними отношения и поддерживать их. Негативно будут влиять запрет детской дружбы, навязывание родителями “желательных” друзей, высмеивание друзей, которые не нравятся, или же чрезмерная загрузка ребенка учебой, с игнорированием его потребности в дружбе с ровесниками.

В подростковом возрасте также начинают формироваться телесные триггеры оргазма. Постепенно появляется желание тактильных контактов, поцелуев, петтинга и т.п. Девочки пытаются кокетничать, хотят понравиться. Мальчики хотят завоевать внимание и авторитет среди девочек. Способ, которым будут реализовываться эти потребности, будет влиять на дальнейшую половую жизнь. Поэтому подросток должен иметь возможность контактировать с ровесниками (в том числе и противоположного пола) и удовлетворять перечисленные выше потребности и желания. При таких условиях будущее вхождение в первые сексуальные контакты будет проходить плавно и естественно. В этот период подростки должны получать достаточно информации о физиологии своего и противоположного пола, о заболеваниях, передающихся половым путем, средствах контрацепции. Причем такую информацию надо предоставлять с определенным опережением развития подростков – до того, как это станет актуальным.

А поэтому родители должны владеть достаточными знаниями о детской сексуальности, служить примером женственности или мужества для своего ребенка, тем самым закладывая ответственное отношение к своей половой жизни, умению делать осознанный и взвешенный выбор.

В этот период ребёнка уже влечет, но что, куда и почему — он не понимает. Да и откуда ему это знать? Как вы можете, например, объяснить ребенку, что такое оргазм, если он никогда его не испытывал? Конечно, этого и не нужно делать, но если бы понадобилось, то все равно — не получилось бы. Это надо пережить на собственном опыте, а поначалу этого опыта нет. Ребенок напоминает человека с завязанными глазами в незнакомом ему помещении. На что он наткнется во время своего движения? Это, в каком-то смысле, случайность.

 Да, общество инструктирует юношество на предмет «правильных» сексуальных объектов — мол, женщины Должны любить мужчин, а мужчины — женщин. Но не все так просто. Если спонтанное, идущее изнутри, обусловленное влиянием гормонов сексуальное возбуждение сталкивается с какими-то другими внешними стимулами, то существует риск, что именно эти — другие — стимулы и запечатлятся в подкорке подростка в качестве идеальных сексуальных объектов.
Иными словами, если возникновение этого первичного возбуждения по тем или иным причинам совпадает по времени и месту с какими-то нестандартными жизненными обстоятельствами, то специфические элементы, характерные черты этих обстоятельств способны в последующем рефлекторно вызывать у данного человека сексуальное возбуждение.

 Если первое сильное сексуальное возбуждение возникло у подростка в ситуации, где значимым стимулом являлся какой-то предмет женского туалета, то впоследствии этот предмет может провоцировать у него большее сексуальное возбуждение, нежели сама женщина (фетишизм). У Захер-Мазоха, например, в результате его предпубертатных сексуальных переживаний сформировалась фиксация на определенных предметах (меха, плетка, каблуки) и на переживании унижения, на чувстве боли, специфическом страхе.

Если же это первичное возбуждение возникло у подростка, когда он подглядывал за чьим-то половым актом, и это доставило ему удовольствие, то по итогу он может стать вуайеристом. Если же мальчик испытал сексуальное возбуждение, когда его публично раздели, то возможны проявления эксгибиционизма. Если это первичное возбуждение окажется связанным с женщиной, которая значительно старше молодого человека, то впоследствии именно такие — зрелые — женщины будут вызывать у него сексуальное влечение. В общем, тут, что называется, как карта ляжет…

После того как «карта легла», то есть соответствующая сексуальная фиксация у подростка сформировалась, ситуация закручивается по спирали.

Конечно, человек может сознательно себя перенастраивать на какие-то другие сексуальные объекты, но максимальное удовольствие он будет получать все-таки только от тех отношений, в которых находится место объектам, получившим статус «сексуальной фиксации».

 Формировании сексуальной фиксации у женщин, необходимо сказать, что первые сексуальные переживания девушки будут, конечно, сильно искажены тем ее гормональным фоном, на котором они происходят. И если этот фон благоприятен — будет одна история, если нет — совсем другая.

По всей видимости, на каком-то этапе своего сексуального развития девушка переживает определенные чувства в связи с поведением значимых в ее жизни мужчин — первая влюбленность в школе, отношения с отцом, какой-нибудь необыкновенно выразительный киногерой или поп-артист. Думая об этих мужчинах, представляя себя с ними, девочка-девушка испытывает какие-то чувства, которые накладываются на определенный гормональный и психофизиологический фон. И происходит своеобразное «замыкание» — определенные чувства, которые испытывает женщина от отношений с мужчинами (пусть даже и виртуальных отношений), связываются в ее подкорке с состоянием сексуального возбуждения. В результате мы получаем женщин, которые приходят в восторг от «роковых мужчин» («плохих парней»), и тех, что чувствуют себя готовыми к «восторгам любви» от благородных мужчин-аристократов.

Впрочем, тут есть еще одна сложность. Дело в том, что гормональный фон женщины, который последовательно меняется в зависимости от фаз менструального цикла, предполагает разный набор отношений женщины к разным сексуальным объектам. Проще говоря, в зависимости от своего месячного гормонального фона женщина может желать разного отношения к себе со стороны мужчины и разных мужчин соответственно. 

Разумеется, все это в рамках «статистической погрешности», и голова, конечно, «победит» гормоны, если принц придет «не вовремя», то есть «не в ту» фазу месячного цикла. Но на начальном этапе, когда девушка только «врастает» в свою сексуальность, гормоны, безусловно, имеют большое значение.

Поэтому возможны разного рода парадоксы: женщине могут нравиться «плохие парни» (это странное воплощение мужественности) по одним дням, а «идеальные семьянины» — по другим. Соответственно, если мужчина попадает не на ту, не на свою фазу, он, скорее всего, будет вызывать у женщины раздражение, недовольство, разочаровывать ее и так далее. И все эти переживания, связанные с юношескими любовными терзаниями девушки, могут задать определенный вектор всех ее будущих интересов. В результате «плохие парни», например, способны стать для нее вечной и несбыточной мечтой, а могут, наоборот, вызывать яркое чувство отторжения как «грязные», «гадкие», «примитивные создания», которые «хотят только одного» и «думают только одним местом». Понятно, что все эти вещи всегда легче списать на воспитание — мол, пуританское, и что с этим поделаешь?

 Чем грозят психофизиологические сексуальные фиксации

Бытовые теоретики  сейчас скажут, дескать, если возникнут настоящие чувства, пара легко преодолеет любые фиксации и перефиксирует всё на более подходящие привязки… Эх, теоретики, вашими устами да мёд пить… Это ведь только в сказках  два индивида способны сесть за стол и прийти к общему сексуальному знаменателю, на практике такое случается крайне редко.

Так вот, адаптировать фиксации к повседневной сексуальной жизни, тем более, перефиксировать их на что-то более подходящее и приемлемое психикой, это весьма трудная задача, решить которую получается далеко не у всех. Одним не хватает смелости, другим – времени, третьим – третьим не хватает тех, кто готов просто выслушать.