психолог-психоаналітик, сексолог

Переживания тяжёлой утраты

Горе и утрата всегда неожиданны, но к сожалению, сейчас они во многих украинских семьях. Слёзы людские льются рекой. Сил всем, кто горюет сейчас.

Когда умирает любимый человек, мы чувствуем, что связь рвется – и это приносит сильную боль. Болит не тело, а душа. В этот момент невозможно ничего сделать, чтобы эта боль прекратилась быстро.
На лечение телесной травмы может уйти несколько месяцев. А чтобы вылечить душевную рану, обычно требуется год или два. В этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Четыре стадии горя
Начальная фаза горя — шок и оцепенение. Человек становится скован, напряжен, его дыхание судорожно и прерывисто. Обычно он утрачивает аппетит, испытывает мышечную слабость, малоподвижен. Привычная, казалось бы, нагрузка (например, подъем по лестнице) может восприниматься как непосильная. Смысл оцепенения состоит в том, чтобы человек неполностью осознал утрату, получил передышку перед долгими страданиями. Он ощущает нереальность происходящего, душевное онемение, оглушенность. Такое состояние может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, но в среднем продолжается семь-девять дней. Впоследствии нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом времени.
Первым сильным чувством, прорывающим пелену оцепенения и обманчивого равнодушия, нередко оказывается злость. Она неожиданна, непонятна для самого человека; он боится, что не сможет ее сдержать.

Появление злости означает начало следующей фазы горя — фазы отрицания. Человек бессознательно отрицает случившееся, застревает в том времени, когда любимый человек был рядом, и всякое напоминание о реальности вызывает у него злость. Трудно указать временные границы этого периода, но обычно он начинается на пятый-двенадцатый день после трагедии. В это время для человека реальность как бы покрыта прозрачной вуалью, сквозь которую постоянно пробивается ощущение присутствия умершего. Звонок в дверь — мелькнет мысль: это он; слышишь на улице его голос, оборачиваешься — чужие лица. Видения, вплетающиеся в контекст внешних впечатлений, вполне обычны и естественны, но пугают, напоминая симптомы безумия.

Затем наступает третья стадия-острого горя. Она продолжается до шести-семи недель. Сохраняются и первое время могут даже усиливаться различные телесные реакции: затрудненное дыхание, слабость, нарушения сна и аппетита. Появляются тяжелые чувства и мысли: отчаяние, ощущение брошенности, одиночества, злость, вина, страх и тревога, беспомощность. Человек нередко становится раздражителен и замкнут, ему трудно бывает сконцентрироваться на том, что он делает. Для этого периода типичны необыкновенная поглощенность образом умершего. Люди стремятся подчеркивать необычайные достоинства умершего, избегают воспоминаний о его плохих чертах и поступках. Порой возникает бессознательное отождествление с умершим, проявляющееся в невольном подражании его походке, жестам, мимике.
Смысл этой фазы в том, чтобы оторвать свое сознание от умершего. И именно этот разрыв причиняет человеку острую боль. Но главное, в этот момент не просто уничтожается старая связь, а рождается новая — память об умершем. В фазе острого горя скорбящий обнаруживает, что тысячи мелочей связаны в его жизни с покойным (он купил эту книгу, ему нравился этот вид из окна), и каждая из них увлекает его в воспоминания о прошлом. В результате формируется единый образ памяти.

Четвертая фаза горя — фаза возрождения. Жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, профессиональная активность. Умерший перестает быть главным средоточием жизни. Переживание несчастья теперь протекает в виде сначала частых, а потом все более редких толчков, какие бывают после основного землетрясения. Четвертая фаза, как правило, длится год.

Горе правильное и неправильное
Проживают горе все по разному но, парадоксально то,что заболевают и нуждаются в помощи психиатра и психотерапевте не те, кто слишком сильно горюет, а те, кто “пытается избежать сильного страдания, связанного с переживанием горя, и уклониться от выражения эмоций, необходимого для этого переживания”.
Для человека естественно в ситуации горя переживать физическую боль и усталость, поглощенность образом умершего, чувство вины, враждебность к окружающим, утрату интереса к повседневной жизни, чувство оглушенности и автоматическое, как во сне, исполнение привычных дел. Но многие пугаются этих чувств и принимают их за признаки надвигающегося сумасшествия.

Хотя пугаться на самом деле нужно не этого, а искаженных реакций горя.
Первый тип искажения — повышенная активность и прилив сил без видимого проявления чувства утраты. О таких людях иногда говорят, что они хорошо держатся. Вместо того чтобы рыдать, обвинять других или впасть в апатию, они разворачивают бурную деятельность по организации похорон, приведению в порядок дел покойного, а иногда сразу же начинают новую жизнь — например, вступают в брак через месяц после смерти супруга. Но не зря большинство культур предписывают соблюдать более длительный траур. Часто действия, предпринятые в период острого горя, оказываются неразумными и наносят человеку серьезный вред: можно разориться, пустившись в нелепые финансовые авантюры, а новые браки, заключенные вскоре после смерти супруга, чаще всего оказываются неудачными. В результате люди, которые “хорошо держались” в период траура, через год оказываются без семьи, друзей, денег и социальной поддержки.

Другая форма искажения — так называемое отсроченное горе, когда человек в силу объективных причин не может позволить себе предаться печали и меланхолии. Например, после смерти мужа многие женщины, имеющие детей, вынуждены искать работу. Им некогда горевать, нужно выглядеть энергичными и жизнерадостными. Через какое-то время они приспосабливаются к новой роли, жизнь вроде бы налаживается. И в этот момент они обычно начинают серьезно болеть, причем нередко наблюдаются те же симптомы, что и у умершего близкого человека.
Людям с синдромом  «отсроченного горя» свойственна эмоциональная нестабильность. Так, не склонный к сентиментальности мужчина, стойко перенесший смерть жены и воспитывающий маленьких детей, вдруг замечает, что у него наворачиваются слезы, когда он смотрит с детьми мультфильмы или слышит по радио лирическую музыку. Люди начинают бурно реагировать на мелкие житейские неприятности, приходя в бешенство или заливаясь слезами от того, что пропали очки или сломался замок.

Как помочь другому человеку, переживающему потерю близкого?
Учитывая сказанное выше, стоит помнить о нескольких важных вещах. Во-первых, не навязывайте человеку своего мнения о том, как правильно переживать горе. Он волен поступать так, как хочет. Во-вторых, ваша основная задача — дать понять, что вы всегда готовы поддержать его: без настойчивости и навязчивости предлагайте иногда куда-нибудь вместе сходить, встретиться в кафе, поговорить по телефону. В-третьих, не надо усиленно отвлекать человека от мыслей об умершем близком — совершенно нормально, если ему хочется обсуждать случившееся и вспоминать любимого человека. Наконец, в-четвертых, если вы видите, что с ходом времени он всё больше погружается в отчаяние и печаль, стоит предложить ему обратиться психологу: главное — делать это мягко и без лишнего давления.

Сил всем нам и мирного неба!

#ужизнинетчерновика