face1
face2

Психологический кризис — входы и выходы

Реальность человеческой жизни и реальность психологии человека нигде так плотно не смыкаются и не связаны так драматически, как в ситуации, обозначенной словосочетанием «психологический кризис». Греческое «krisis», переводимое как «решение, поворотный пункт, исход», указывает на перелом, радикальную смену характера и/или направления движения, кардинальную перемену. В психологической практике это та ситуация, когда пациент безо всяких колебаний соглашается со специалистом, подытоживающим рассказ о причине обращения за психологической помощью словами: «То, что с вами происходит – не просто затруднение или локальная проблема, вы переживаете личностный кризис».

«Кризисная психология» индивида

Легко найти в своем окружении человека, обладающего своего рода «кризисной психологией»: всякое незапланированное изменение воспринимается им как тот самый «поворотный пункт» — ведет к эмоциональному всплеску, нарушает ход мысли, обнаруживает глубинные тревоги и неуверенность в своих силах. Такой характер реагирования на относительно малозначимые события говорит о невротизациии служит сигналом душевного неблагополучия, который далеко не всегда распознается самим человеком. Однако это довольно очевидно для стороннего наблюдателя, так что рано или поздно звучит идея обратиться за помощью психолога. Понятие кризиса к такого рода случаям применимо лишь как фигура речи.Возрастные кризисы

Однако факт осознания кризисности своего положения вовсе не обязательно входит в определение кризисной ситуации. Это особенно характерно для так называемых возрастных кризисов. Известно, что человек по мере своего развития проходит несколько таких этапов, когда происходит существенная перестройка личности – человек взрослеет и перестраивается, испытывая нешуточные психологические «перегрузки». Само начало человеческой жизни легко подводимо под эту категорию – переход из внутриутробного существования является самым потрясающим нас кризисом (и не стоит поддаваться впечатлению, что раз мы этого не помним, этого попросту не существует – похоже, очень многое в нашей психологии определено «травмой рождения» и науке еще предстоит уяснить всю значимость этого события). А далее следуют кризис сепарации-индивидуации, кризис трех лет, эдипов конфликт,подростковый кризис, кризис среднего возраста – список этих «напастей» варьирует от одной научной традиции к другой, и редкая из них останавливается на детском возрасте. Напротив, наука в целом констатирует драматический для нас, людей, факт: жизнь есть череда возрастных кризисов, столь же неизбежных, сколь необходимых для нашего поступательного развития. Так что если ваш ребенок-подросток не испытывает вас на устойчивость к стрессу, будет нелишним обратиться запсихологической консультацией – может так случиться, что его развитие идет не самым конструктивным образом.

Кризис — демон развития

Необходимость и целесообразность возрастных переломов наводит некоторых исследователей на своего рода идеализацию кризисов. В психологической литературе нередко звучит отношение к кризисам как к исключительной продуктивной реальности, подчеркивается их созидательный потенциал. Аспект важный, ценный для того, кто оказался в столь затруднительной ситуации, но – увы! – далеко не очевидный в силу колоссальной разрушительной силы, каковой обладает этот «демон развития». Особенно наглядно его деструктивность предстает перед нами в так называемых жизненных кризисах – тех ситуациях, когда ход жизни человека нарушается драматическими (а нередко попросту травматическими) событиями. Здесь мы видим точное воспроизведение научного определения: человек не может продолжать жить, опираясь на сформированные ранее и уже отработанные способы своего функционирования – они причиняют все большее страдание или уже поставили человека на грань выживания (физического или психологического – не столь важно, в кризисе психология и физиология сливаются, а точнее — болезненно демонстрируют единство). Человек не может жить по-старому, а еще страшнее – когда уже и совсем не хочет. Чаще всего, однако, мучительность ситуации состоит в том, что требуется что-то кардинально изменить, и повернуть жизнь к лучшему нестерпимо хочется, но нет никаких гарантий успешности и уверенности в том, куда поворачивать. Старые знания не работают (потому и кризис), а новых еще не наработано. Человек испытывает болезненную неопределенность и проклятье свободного выбора.

Выход через вход

Чаще всего, оказавшись в кризисной ситуации мы пытаемся «вернуть все на место». Память подсказывает – «все было так хорошо, пока этого не случилось», мышление уступает трезвой логике (случившееся не отменить) и направляет нас вспять – масса усилий тратится на то, чтобы сгладить, исправить, отменить ключевой инцидент. Там, где это удается – одно из двух: либо кризиса и не было, а наша паника была лишь сигналом невротизации (см. выше — «Кризисная психология» индивида), либо кризис временно завуалирован, а значит – лишь отложен до тех времен, когда он вновь ударит с – весьма вероятно – возросшею силой.

Избегание неприятностей – характерная для всякой психики тактика, но в кризисной ситуации она столь же малоэффективна, сколь вредна, ибо ведет к углублению противоречий (подобно тому, как лжец увязает во всей большей, накладываемой одна на другую лжи, так что открытие в малом грехе влечет за собой тотальное разоблачение, которое воспринимается обманщиком как одновременная с признанием гибель). Кризис взывает к революционной перестройке, и требуется мужество, чтоб на нее решиться. И начало всех работ здесь, увы, состоит в том, что кризис перестает избегаться, в него приходится окунуться с головой.

Вместе с тем, одного мужества редко бывает достаточно. Слишком часто мы приходим к ложно понятому смирению и пытаемся стоически «переждать» тяжелые времена. В результате смирение оборачивается насилием – ничего хорошего, если только над собой, но если еще и над другими, то, очевидно, гораздо хуже.

Демон развития – опасный враг, и обернуть его к своей службе – дело непростое. Если произошло его вторжение в вашу жизнь, ни попытки ничего не замечать, ни бегство (в путешествия, шоппинг, пьянство), ни уход в себя не избавят вас от его влияния и не дадут обещанного оптимистичными авторами популярных психологических статей выигрыша. Кризис, по определению, оттесняет вас на грань выживания, и если вы не хотите оказаться за ее кромкой, требуется вдумчивая и кропотливая его проработка. Парадоксально, но факт: настоящее преодоление кризиса осуществляется через его осмысленное проживание.

Одно весло хорошо, а два лучше

Коль скоро нахождение в кризисе связано с переживанием тревоги, существенного психологического дискомфорта (а то и депрессии), порою остро выраженного страха и отчаяния, требуются специальные меры по поддержанию своей работоспособности, равно как и уверенные действия по проработке базового, породившего кризис конфликта.

Наше мышление человека, как правило, конкретно: мы видим то, что с нами случилось; понимаем, что попали в затруднительное положение; признаем, что не находим из него выхода. Легко мыслить так, что вот-де изменить бы это и то обстоятельства, все пошло бы прежним, желанным ходом. Разглядеть в событиях, лицах и текущих условиях структурные звенья кризиса, базового конфликта может только специалист. Не утонуть в своих тревогах и страданиях (под действием тяжелых переживаний) и не ходить по кругу (ввиду неэффективности прежних знаний и навыков) – ключевая мотивация обращения в такой ситуации за психологической помощью. Образно говоря и используя ранее приведенное сравнение, в изгнании беса лучше опереться на крепкую руку профессионала.