face1
face2

Психологические конфликты: крах или развитие?

Любое обращение к психологу может быть истолковано как попытка разрешить конфликт. Очевидно, есть разница между тем случаем, когда психологическая помощь направлена на проработку невротического симптомапациента, и ситуацией консультирования семейной пары на грани ее разрыва. Однако в каждом из приведенных вариантов можно усмотреть черты конфликта. В первом случае, мы говорим о внутриличностном конфликте, во втором – омежличностном.

Общность этих ситуаций состоит также в том, что собственных ресурсов (личностных, семейных) оказалось недостаточно, чтоб возникший конфликт разрешить – потребовалась помощь психолога.

Следует заметить, что наличие конфликта далеко не всегда поддается распознанию. Открытия психоанализа оказались революционными, в частности, потому, что была раскрыта бессознательная составляющая невроза. Болезненные симптомы наблюдались и ранее, но выявить скрытый за ними душевный конфликт – это потребовало гениальной клинической проницательности Зигмунда Фрейда. К сожалению, и сегодня далеко не каждый клиницист подготовлен в технике распознания и, тем более, проработки бессознательных конфликтов – а значит, многие пациенты под видом лечения невроза получают весьма ограниченную помощь.

Если невротические расстройства представляют особую, к счастью, не всем знакомую проблематику, то с внутриличностными конфликтами, обусловленными трудностями жизненными (да и просто житейскими) каждый знаком не понаслышке. Очень часто речь идет о трудностях выбора – профессии, места жительства, партнера, а иногда и просто – расцветки костюма. Как правило, вынесение решения затруднено в силу конфликта желаний – к примеру, желание заниматься любимым делом плохо согласуется со стремлением зарабатывать ощутимо много денег. Конфликт мотивовможет оказаться настоящей пыткой, если представления человека изначально формировались в жестких противопоставлениях – это хорошо, а это ужасно плохо. «Черно-белая» психология человека – источник постоянных внутренних конфликтов, очаг хронических напряжений, и этот перманентный стресс прекращается не посредством волевых решений, а через кропотливую работу над собственными представлениями – их анализ и переработку в более реалистичные. Такие же усилия требуются в тех случаях, когда человек буквально «зависает» в муках выбора – конфликт столь выражен и заострен, что ни одно из видимых решений не может быть принято без драматичных последствий.

Значительная часть конфликтов обусловлена не столько личностными особенностями, сколько спецификой общей психологии человека и закономерностями его развития. Ряд конфликтов давно уже определен как нормативный – т.е. «запрограммированный» для каждого индивида логикой становления человеческой личности. Речь идет о так называемых возрастных кризисах и связанных с ними типичных конфликтах (внутри- и межличностных).

В свете этого понимания конфликты подростка и его родителей неизбежны и – как это ни парадоксально звучит – желательны, ибо через их разрешение ребенок становится по-настоящему взрослым. Трудность лишь в том, чтобы конфликт был действительно и конструктивно разрешен (кстати сказать, здесь очень помогает простое понимание того, что в данном случае имеет место именно возрастной подростковый кризис – разумеется, об этом сможет помнить, скорее, родитель, чем его бунтующее чадо).

Наиболее распространены и очевидныконфликты межличностные, их – увы! – хоть отбавляй. Даже если отсеять из их числа те конфликты, что, опять же, провоцируются личностной проблематикой одного из их участников (случаи так называемых нарушений отношений ), человеческие отношения неустранимо сопровождаются столкновениями интересов разных людей. История отчетливо демонстрирует: сколь бы ни были благополучны отношения, они периодически приходят в напряженное состояние – конфликты неизбежны даже в самых идиллических союзах.

Строго говоря, конфликт сам по себе не является злом. Конфликт, как и кризис, может быть признан движущей силой развития – именно этому учит нас диалектическая философия (философы утверждают, что диалектика — вершина человеческой мысли). Но никто не станет оспаривать взрывоопасного потенциала конфликта – слишком часто конфликты приводили к войнам и разрушениям. Очевидно, все дело не в самом конфликте, а в способе его разрешения.

Стоит указать, что многих конфликтов мы попросту не замечаем – они решаются на месте, порою автоматически (не всегда оптимально), порой – с некоторой долей осознания (тоже не гарантия эффективности решения). Особую значимость приобретают те конфликты, которые переходят из одного дня в другой и могут тянуться годами и десятилетиями. Затяжные конфликты представляют собой неудачу — а то и просто отказ от – решения возникших противоречий. Подобно болезненному наросту на стволе дерева, они отягощают жизнь, уродуют ее, отнимают силы и здоровье, лишают возможности наслаждаться течением событий. В критических обстоятельствах, в ситуации трагической утраты, неразрешенный конфликт раскрывает свою злокачественность – и то, что в спокойные времена казалось вполне переживаемой неприятностью, переоценивается как невыносимое бремя (известно, сколь тягостны для души непрощенные деяния, неисправленные проступки, невысказанные обиды).

Конфликт – если уж он возник – должен быть использован как средство развития, а не разрушения. Очевидно, здесь требуются особые знания и навыки, и в случае затяжных и острых конфликтов наиболее целесообразным является привлечение специалиста ( психолога ). Настоящее разрешение конфликта подразумевает на просто снятие его напряженности, не «анестезию» от реальности (и не «ампутацию» ее части), а вдумчивую проработку вызвавшего этот конфликт противоречия . Лишь такая работа избавляет от периодического столкновения с застарелой проблемой – в одном и том же или все время в разных обличьях.