face1
face2

Психическая травма и психологическая помощь

Что представляет собой психологическая травма и чем она опасна?
Какие бывают виды травматических событий?
В каких случаях психотравмы необходима психологическая консультация?
Чем может помочь психолог при психической травме?

Разговоры о том, всякому ли человеку нужна психологическая помощь, ведутся с разных позиций, каждая из которых по-своему обоснована. Однако есть обстоятельства, касаясь которых подобная дискуссия неизменно утрачивает характер противостояния, и мы обнаруживаем непримиримых до того собеседников в неожиданном и полном согласии, а именно: помощь психолога необходима всякому человеку, пережившему психологическую травму.

работе с последствиями психотравматического события могут применяться разные методы. Особенно на первом, наиболее остром, этапе целесообразно использование средств, снимающих пиковую нагрузку с психики – для этого есть группа специальных фармпрепаратов. Но чем дальше по времени пострадавший от момента травмы, тем более востребованной становится психотерапевтическая помощь. Именно с течением времени – когда непосредственное переживание психотравмы сходит на нет – становится заметной ее скрытое и злокачественное действие. Посттравматические расстройства приводят к тому, что нормальное течение жизни оказывается невозможным, а медикаментозная терапия лишь обходит (в лучшем случае, сглаживает) острые углы этого положения – снимает болезненные симптомы, не затрагивая вызванные травмой изменения в личности.

К сожалению, психологическую помощь (а порой и специальную — врачом-психотерапевтом назначенную — медикаментозную) у нас получает ничтожно малый процент травмированных. Причин тому множество. Психологические услуги остаются недостаточно распространенными и доступными. Но даже там, где они находятся в наилучшем положении (к примеру, в больших городах), играет роль слабая информированность людей – травмы попросту не принимаются со всей серьезностью, а иногда их умудряются даже не замечать (сказывается как неверное представление о природе психической травмы, так и бессознательная психологическая защита от нее). Если же травму нельзя не заметить, с ней обходятся так, как умеют – «по старинке», «как придется», т.е. кое-как.

Наиболее частым способом борьбы с произошедшей травмой в наших условиях является попытка постепенно вытеснить ее из памяти. Пострадавшему предлагается забыть о случившемся, принять это как свершившийся факт прошлого и обратиться к будущему – думать о хорошем и заняться каким-нибудь делом. Однако это оказывается неисполнимым в силу природы воздействия психотравмы. Своим появлением в жизни человека травма не просто привносит нечто очень неприятное и болезненное, она кардинально меняет реальность, в которой живет человек – так, словно, он обнаружил, что окружающий его мир был лишь обманчивой декорацией, и уже нет никакой возможности делать вид, что эта тайна до сих пор не раскрыта. Более того, этот мир обнаруживает свою принципиальную враждебность, а сам человек уже не может отрицать абсолютной своейбеззащитности перед ним – слишком сокрушителен и очевиден опыт столкновения с травмой. Таким образом, нарушенным оказывается весь жизненной строй, человек обнаруживает себя живущим перед лицом неотступной и неконтролируемой опасности, все его представления и защиты отброшены травмой в прошлое, настоящее невыносимо, а будущее лишь пугает. Далеко не всегда весь этот комплекс переживаний представлен в сознании — психотравма понижает уровень сознательности, расстраивает мыслительную деятельность. Личностные ресурсы подорваны, человек чувствует себя потерянным, «разобранным», он испуган тем, что с ним произошло и в ужасе от того, что с ним происходит.

Все это может остаться незамеченным и окружающими, особенно если травматическое событие не относится к разряду общепринятых о нем представлений – не связано со смертью, катастрофами и серьезными увечьями. Специфика психологической травмы сходна со спецификой стресса – в свое время Ганс Селье, вводя понятие стресса, уточнил: «Стресс — это не то, что с вами случилось, а то, как вы это воспринимаете”. Иными словами, что для одного стресс, для другого всего лишь проходное недоразумение. Психологическая травма обусловлена не только внешним событием, она, можно сказать, оказывается подготовлена и внутренними факторами – представлениями и психологическим складом личности.

Это особенно хорошо видно по детям – одно и то же мероприятие переживается ими с поразительной вариативностью, при этом характер поведения ребенка может производить обманчивое впечатление – как часто «молчуны» воспринимаются «толстокожими», а склонные к демонстративному поведению – сверхчувствительными. На деле, возможности воспринимать происходящее и справляться с кризисными переживаниями у этих детей могут быть распределены совершенно обратным образом – и может так статься, что тихий, неразговорчивый малыш останется наедине со своей незаживающей душевной раной.

Течение жизни после травматического события оказывается тотально «инфицированным» — все в ней происходящее так или иначе, прямо или косвенно, явно или скрыто связано с травмой. Модус жизни приобретает защитные черты – «что бы ты ни делал, ты должен избежать повторения травмы», поведение и самочувствие пронизанытревогой, характерна тенденция к самообвинениям и ограничению жизненной активности. С течением времени связь этого состояния с травмой может потеряться из вида, человек уже свыкается с таким своим личностным складом, а окружающие принимают его так, словно таков человек и есть – мол, люди бывают разными, и не всем повезло родиться добродушными и жизнелюбивыми. Трагедия, как раз, в том, что травматические события глубоко и надолго погребли жизненные силы и оптимистичный душевный склад многих и многих людей. Реальность такова, что редкий из живущих на этой земле избежал в своей жизни по меньшей мере одного травматического события.

В травматическом состоянии человеку крайне сложно оказать самому себе помощь. Это касается человека любого возраста, поэтому крайне важна адекватная, просвещенная забота со стороны окружающих лиц. Это особенно важно в отношении детей.

Важно учесть, что психика подвергается испытаниям буквально с первых мгновений своего формирования – широко известен термин «травма рождения»; есть научные свидетельства того, что и внутриутробное развитие, увы, не избавлено от травмирующих влияний. Поэтому внимание к развитию ребенка непременно должно включать и своего рода контр-травматическую компоненту – как в плане профилактики, так и, несомненно, в плане снятия уже возникшего травматического эффекта.

В этом ракурсе следует принять как психогигиеническую необходимость психологической консультации в тех случаях, когда имели место:

  • смерть близкого человека (иногда и домашнего животного);
  • переживание катастрофических событий (авто- и техногенных катастроф, стихийных бедствий, террористических актов);
  • телесные травмы, а также ситуации внезапной госпитализации, оперативные вмешательства (операции на теле), обнаружение серьезныхзаболеваний и постановка угрожающих диагнозов;
  • неподготовленные и нежелательные перемены в жизни (внезапные переезды, потеря работы, финансовые потери, отчисление из учебного заведения, развод или разрыв значимых отношений, появление/рождение нового члена семьи), а также их предчувствие.

Последняя категория, как мы видим, потенциально неисчислима – в нее могут попасть сколь угодно разные события, все будет зависеть от того, как устроено мировоззрение конкретного человека, насколько реалистичны его представления о мире и о себе, и сколь зрелой является его личность.

В этом плане особую ценность представляют собой усилия по личностному совершенствованию и тщательной проработке возникающих психологических затруднений – сколь ни ограничены наши возможности в предотвращении катастрофических событий, не стоит преуменьшать наши способности к сужению круга потенциальных травм. Ведь для зрелого, умудренного опытом и реалистично ориентированного в жизни человека для травмы остается все меньше места – слишком многое уже вмещает его разум, и со столь многим уже сжилось его сердце.

В любом случае, стоит понимать, что коварство и глубина травматических воздействий может ускользнуть от взгляда неспециалиста и оптимальную работу над их последствиями лучше возложить на профессионального психолога. Там, где привлекается психологическая помощь, положительная динамика преодоления травмы увереннее и основательнее, чем в случаях стихийного ее проживания, а опасность формирования хронического посттравматического синдрома сведена к минимуму. Серьезность возможных последствий психотравмы не оставляет сомнений в том, что мысли и планы о благополучной жизни будут реалистичными лишь после того, как завершится психологическая проработка всего комплекса травматических переживаний.